Законодательная база Виды экспертиз Публикации Сертификаты Контакты
(8442) 385857
 
 
Экспертиза материалов экстремистского характера. Практика проведения комплексных психолого-политолого-лингвистико-религиоведческих исследований.
14.11.2013

В.П. Кисляков, Е.М. Червякова.


В последние годы в СМИ, интернет коммуникации, групповом общении отмечается увеличение количества материалов, которые оцениваются как экстремистские. Они могут иметь формы публичных выступлений, печатного текста, комбинированного текста с включением изображений и видеозаписей, листовок, лозунгов на плакатах, скандируемых лозунгов на массовых мероприятиях и пр.

В общенаучном значении экстремизм понимается как приверженность крайним взглядам и мерам (обычно в политике). Очевидно, что восприятие того или иного высказывания, печатного материала, аудиовизуального произведения зависит от ценностных и политических ориентаций реципиента, его мировоззрения, гражданской позиции, жизненного опыта, уровня культуры, принадлежности к религии, системы отношений в социуме. Различают политический, национально-этнический, религиозный, уголовный экстремизм. На практике чаще встречаются их сочетания.

В юридическом значении экстремизм определен в статье 1 Федерального Закона № 114-ФЗ"О противодействии экстремистской деятельности", описывающей достаточно широкий круг явлений. Экстремизмом считаются все деяния, за которые предусмотрена уголовная ответственность по статьям 280-й и 282-й УК РФ. Для обоснованной квалификации того или иного деяния, материала правоприменители обращаются к специалистам, экспертам, которые в пределах своей компетенции, с использованием научных методов призваны выявить наличие признаков, позволяющих отнести исследуемые объекты к экстремистским. В этих целях наиболее распространено назначение лингвистических исследований и экспертиз. В современной лингвистике разработаны категории призыва, побуждения, речевого воздействия. Лингвист использует методы предметно-тематического лексико-семантического, контекстуального, грамматического, стилистического анализа, на основании определения значений слов, смысла фраз может выявить признаки речевого воздействия, описать его формы и содержание. Задачей лингвиста часто становится установление речевых приемов унижения либо утверждения о превосходстве одних групп людей над другими по признакам расы, пола, происхождения, национальности, отношения к религии, принадлежности к социальной группе. Совокупность речевых приемов, используемых для противопоставления людей друг другу, обозначения нетерпимого и (или) презрительного отношения к «чужим», проявления речевой агрессии получила наименование «язык вражды».

Однако во многих случаях специальных познаний в области лингвистике оказывается недостаточно. Одна констатация наличия призывов в исследуемом материале не может однозначно свидетельствовать о потенциале его криминального воздействия. Известен парадокс Лапьера - социально-психологический феномен несоответствия или, по крайней мере, значительного расхождения реальных действий человека и провозглашаемых им установок, ценностей, намерений и т.п. Научно доказано несовпадение между социальными установками, которые вербально выражает человек, и реальным поведением. В экспериментах Лапьера показано, что в то время, как в текстах человек выражает негативные межнациональные установки, в реальных взаимоотношениях с реальными представителями других народностей у того же человека они проявляются значительно меньше.

В нашей экспертной практике встречались случаи, когда предметом исследования были высказывания лица в публичной ситуации о своем неприязненном отношении к лицам определенной национальности, побуждения убираться к себе на родину. С лингвистической точки зрения данные высказывания содержали в себе формальные признаки унижения человеческого достоинства по признаку национальности, призывы к нарушению прав и свобод человека и гражданина в зависимости от его национальной принадлежности – депортации. Правоохранительными органами было назначено комплексное психолого-лингвистическое исследование. Изучение дела показало, что исследуемые фразы были высказаны 87-летним русским пенсионером на собрании садоводческого товарищества в отношении представителя другой национальности - соседа по дачному участку, который на общей территории построил забор, перегородивший дорогу к участку пенсионера. Негодуя в связи со значительным ухудшением условий своей жизни, осознавая, что правление товарищества не намерено защитить его от произвола, пенсионер высказался эмоционально, упоминая при этом национальность своего обидчика. 

 В материалах дела имеются объяснения лиц из социального окружения пенсионера, подозреваемого в экстремизме, согласно которым ранее он никогда не высказывался негативно, не враждовал с представителями других национальностей, не высказывал националистических идей, не служил нацистам, не призывал к нарушению прав и свобод человека и гражданина. Психологический анализ показал, что публичные высказывания подозреваемого целиком определялись критической для его жизнедеятельности ситуацией в микросреде. У него отсутствовала интенция к унижению национального достоинства обидчика, его речевое поведение регулировалось преимущественно эмоционально, в его высказываниях не было перенесения негативных характеристик критикуемого им лица на всю национальную группу. По результатам комплексного психолого-лингвистического исследования правоохранители не усмотрели в данном деле проявления экстремизма.

 Для исследования психологических механизмов возбуждения розни (вражды) и ненависти используется понятие гиперидентичности. В полном и эксплицитном виде она представлена при наличии в содержании одновременно трех компонентов: 1) противопоставление групп; 2) их полярная оценка; 3) декларация гиперидентичности. Выявление данных признаков – задача психолога, использующего методы психосемантического, контекстуального анализа, метод обобщения независимых характеристик, элементы контент- и интент-анализа. 

Психолог на основании изучения исследуемого материала, с учетом конкретной социальной ситуации его реализации может сделать вывод о потенциале его криминального психологического воздействия. Во многих случаях пользователи социальных сетей выкладывают на свои страницы экстремистские материалы лишь с целью привлечь к себе внимание, оживить интернет-общение, не предполагая возможных негативных последствий ознакомления неопределенного широкого круга других пользователей социальных сетей с данными материалами.
Весьма продуктивным на наш взгляд является введенное М.В. Крозом и Н.А. Ратиновой понятие провокационного барьера, стоящего между возбуждением интереса к теме и собственно побуждением реципиента к экстремистским действиям:
 

 внимание 
 интерес 
 провокационный барьер 
 желание действовать 
 информирование 
 возбуждение 
 возбуждение вражды 
 побуждение 

К производству исследований и экспертиз материалов экстремистского характера во многих случаях целесообразно привлечение специалиста в области политологии. При проведении политологического анализа исследуемого материала учитывается, что признаки высказываний радикально-политического, в том числе экстремистского, содержания связаны с обоснованием политического характера взглядов и действий, направленных против легитимной власти либо законодательно защищаемых групп лиц. Именно политолог сведущ в особенностях актуального общественно-политического дискурса и может иметь обоснованное мнение о приемлемости той или иной формы выражения мнения в современной общественно-политической коммуникации. 
 

Наличие признаков речевой агрессии в материалах не всегда может свидетельствовать о призывах к осуществлению экстремистской либо террористической деятельности. Так, на комплексное политолого-психолого-лингвистическое исследование были представлены листовки следующего содержания: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с «Единою Россиею» и путинской ордой!», «Долой от власти  шайку шулеров Путина – Медведева!», «Добровольно они власть не отдадут. Все на борьбу с преступной властью!» Политолог учитывал, что распространение данных листовок происходило в условиях предвыборной ситуации в регионе, сопровождавшейся постоянными и яркими проявлениями речевой агрессии со стороны противоборствующих политических сил. Содержащиеся в исследуемых листовках ярко выраженные проявления речевой агрессии в данном контексте следует понимать не как призыв к свержению существующей государственной власти, буквальный призыв к причинению физического насилия указанным лицам, а как побуждение к устранению с политической арены конкретных политических деятелей (Путина В.В. и Медведева Д.А.), а также партии «Единая Россия». Экспертная комиссия пришла к выводу о том, что исследуемые листовки являлись средством политической антирекламы, так называемого «черного пиара», направленного против партии «Единая Россия» и ее руководящих деятелей. Имеющиеся в листовках призывы носили обобщенный, клишированный, неконкретный характер. Следовательно, данные призывы нельзя считать побуждениями к каким-либо реальным акциям, групповым либо индивидуальным насильственным действиям, в том числе экстремистского либо террористического характера.

Исследуемые материалы могут относиться к идеолого-религиозной сфере, что требует привлечения к их исследованию специалиста в области религиоведения. Религиозный дискурс имеет свою специфику, в нем особенные границы дозволенной пропаганды своих идей и критики оппонентов. Так авторами в рамках производства комплексной политолого-психолого-лингвистико-религиоведческой судебной экспертизы исследовались брошюры одной из религиозных организаций, действующей в регионе. Данные брошюры разбрасывались в почтовые ящики, активно раздавались на улицах, то есть была очевидна публичность распространения идей, отраженных в печатных изданиях. В текстах брошюр были выявлены лингвистические признаки негативного отношения к другими религиозным течениям, призывы к читателю покаяться, оказаться от ложной веры и обрести истинную – ту, которая в данных изданиях проповедуется, содержалась критика и выражение пренебрежительного отношения к отдельным священнослужителям. Психолог также усмотрел интенцию авторов текстов к изменению отношения читателей к имеющимся у них религиозным воззрениям с позитивных на негативные, противопоставление «своей, правильной» религии «ложной чужой». В то же время, религиовед отметил, что в современном религиозном дискурсе являются приемлемыми и допустимыми утверждения об истинности только своей религии и ложности других, резкая критика священнослужителей других религий и конфессий, негативная информация о «неправильном», греховном поведении людей, не являющихся апологетами пропагандируемого религиозного течения. Без участия религиоведа, охарактеризовавшего современный религиозный дискурс, в данном печатном материале могли быть выявлены формальные признаки пропаганды исключительности, превосходства человека по признаку его отношения к религии. В выводе по комплексной экспертизе отмечалось отсутствие признаков возбуждения религиозной розни в исследуемых брошюрах.

Наша точка зрения состоит в том, что в исследованиях материалов экстремистского характера наиболее продуктивна комплексность, что реализуется в совместно-взаимодействующей работе специалистов в области лингвистики, психологии и политологии, а при необходимости также религиоведения. Работа экспертов с содержанием материалов, представленных для производства экспертизы, заключается в выявлении смыслового компонента высказываний и визуальных образов, который из-за особенностей формы выражения могут быть неточно, неоднозначно поняты. При этом политические взаимодействия рассматриваются как информационные потоки, главный из которых - политическое решение и реакция на него агентов политики. Психологические истоки – интенции, мотивы, возможные реакции – рассматриваются в качестве идентифицирующих признаков смысловой направленности текстов. Лингвистический анализ выявляет прямые, косвенные или скрытые способы объективации имеющегося содержания текстов, устанавливает коммуникативные и когнитивные доминанты содержания анализируемых текстов.

Привлечение достижений разных наук повышает вероятность решения поставленной экспертной задачи, позволяет всесторонне обосновать полученные результаты. Процессуальный статус комплексной экспертизы позволяет в экспертном заключении формулировать как интегративные (синтезирующие) выводы, так и выводы эксперта каждой специальности. В первом случае формулируются выводы комплексного экспертного исследования, входящие в совместную компетенцию экспертов разных специальностей, а во втором – выводы, которые входят в компетенцию эксперта лишь одной специальности.

 
 
 
 
Контакты Карта сайта
© 2013 НП Южный экспертный центр
Волгоград, ул. Мира, 13.
(8442) 385857