Законодательная база Виды экспертиз Публикации Сертификаты Контакты
(8442) 385857
 
 
О проблеме исследования продуктов речевой деятельности в рамках психологической судебной экспертизы.
25.12.2008
 

Желтухина М.Р., Кисляков В.П.

Психолингвистика занимается анализом процессов и продуктов восприятия и продуцирования речи, включая экспериментальное исследование психологической деятельности субъекта по усвоению и использованию языка как организованной и автономной системы. В прагматическом аспекте речевое высказывание рассматривается как единица коммуникации, детерминированной потребностями общения и социально-историческим контекстом функционирования языка. В когнитивной лингвистике речь и речевая деятельность понимаются как вид обработки информации, закодированной языковыми средствами, как познавательный процесс (Желтухина, 2003).

Восприятие окружающего мира, специфичное для каждой языковой группы, находит отражение в речевой деятельности коллектива и фиксируется в языке в виде концептов, понятий, представлений и мнений, выражаемых в различного рода высказываниях-суждениях. Когнитивному и прагматическому аспектам анализа речи в психолингвистической судебной экспертизе посвящено наше исследование.

Многогранность речи как явления (внешняя и внутренняя, детская и взрослая, эмоциональная и неэмоциональная, эгоцентрическая и др.) определяют актуальность и перспективность ее исследования. Традиционно в лингвистике и психологии речь понимается как явление, данность, абстракция (средства выразительности, стили, правила, грамматика, стилистика) и как выражение личности, психический процесс, нечто живое (речь и мышление, речь и сознание). Выполняя важнейшую функцию в формировании и интегрировании сознательного уровня человеческой психики, речь охватывает остальные уровни и выходит за пределы собственно психических форм мозговой деятельности. Как показывают многочисленные факты психофизиологии и нейрофизиологии, речевые сигналы проникают до самых глубинных, обменных функций человеческого организма, вызывая в них как саногенные, так и патогенные сдвиги. Именно поэтому слово выступает важнейшим фактором психотерапевтического и общетерапевтического воздействия на процессы и функции в человеческом организме и в окружающей среде.

Поскольку любое общение - это всегда воздействие, вербальное или невербальное, то одна из основных проблем современности состоит в выявлении специфики механизма его реализации в процессе коммуникации и в поиске средств противостояния такого рода воздействию. Когнитивная лингвистика, рассматривая язык как когнитивный инструмент, как систему знаков, репрезентирующих (кодирующих) и трансформирующих информацию (Кубрякова, 1996), активно занимается поиском решений данной проблемы. Представляется необходимым остановиться на основных методологических и теоретических проблемах описания речевого воздействия.

Можно выделить следующие основные факторы, обусловливающие возможность и эффективность речевого воздействия.

1. Лингвистический - интерпретативный фактор вариативного отражения действительности проявляется в лексической сфере, основан на механизмах вербального воздействия на сознание: квазисинонимия, намеренная двусмысленность, «идеологическая связанность», коннотативные оттенки значения и др.; эксплицитность и имплицитность плана содержания: помещение желаемого для адресата компонента смысла в имплицитный пласт высказывания (Падучева, 1996; Блакар, 1987; Вайнрих, 1987; Николева, 1988; Купина, 1995; Карасик, 2002 и др.).

2. Экстралингвистический - фактор социальной потребности в информации со всеми ее семиотическими, психическими, этнокультурными, социальными, когнитивными и др. характеристиками жизни человека.

1) Семиотический - представление о значимом варьировании языковых выражений («критическая лингвистика» Р. Фаулера (Fowler, Hodge, Kress, Trew, 1979)) в соответствии с установками, притязаниями, целями, совпадение (одинаковое понимание адресантом и адресатом) и несовпадение представлений о языковых вариантах обозначения предмета или явления (осознание адресантом и неосознание адресатом, неосознание адресантом и осознание адресатом), осознание и коррекция выбора коммуникантами - речевые стратегии в диалоге.

2) Социальный - подбор и дозирование информации, соотношение негативных и позитивных деталей (например, похвала правдоподобна с элементами критики, критика - с позитивной оценкой), знание и учет стереотипов и мифов массового сознания, ориентация на «МЫ-группу», авторитетные заявления (Поварнин, 1990; Николева, 1988; Трошина, 1990; Дмитриев, Латынов, Хлопьев, 1996; Карасик, 2002).

3) Когнитивный - процесс обработки информации человеком: инертность восприятия, ошибки в оценке свидетельств, восприятие ложных каузальных связей, приводит к неадекватному отображению действительности. Речевая деятельность - один из способов приобретения знаний, познания мира. Языковая способность представляет собой вершину айсберга, в основании которого расположены такие когнитивные способности, как представление образов, логический вывод на их основе, получение новых знаний на базе имеющихся, составление и выполнение планов (Иссерс, 2002). При описании базовых категорий речевого воздействия необходима экспликация связей языкового выражения со структурами знаний и процедурами их обработки. Неоднородность плана содержания обусловливает переход к линейному представлению нелинейной, упакованной (Чейф, 1983) когнитивной структуры, при котором некоторые ее части имплицитны (пресуппозиции, установки, следствия, иллокутивные компоненты и т.д.) и порождают манипуляции. Опыт стандартизации ситуаций ритуализирует мышление и поведение человека, отражается в его речевых стереотипах, позволяет прогнозировать его возможные речевые стратегии и тактики. Поскольку суть коммуникативных правил состоит в их постоянном нарушении, нестандартные употребления и их интерпретации не как ошибок, а как специфических операций над знаниями с целью намеренного осложнения коммуникативного процесса (коммуникативная неудача, коммуникативные злоупотребления), представляют научный интерес (Падучева, 1982).

4) Психологический - эмоциональное речевое воздействие на адресата: а) убеждение (логические аргументы) - опора на сознание, разум, б) внушение (эмоциональные аргументы) - апелляция к эмоциям и приведение адресата в нужное для целей адресанта психологическое состояние (Аристотель, 1978). Эмоциональное воздействие объясняется сложившимися установками, неосознаваемой готовностью субъекта к определенной реакции, его модусом, целостным состоянием и влияет на создание новых установок и стереотипов как прочно укоренившихся отношений к однородным и похожим явлениям, коррекцию ценностей.

Речевое взаимодействие представляет собой постоянный процесс установления соответствия между интересами адресанта и адресата и интересами формирующейся общности, в ходе которого создается пространство речевой коммуникации, имеющее вертикальные (пристройка, доминирование, подчинение), горизонтальные (межличностная дистанция), территориальные и временные измерения, определяющие характер психологического коммуникативного контакта.

Выявленные факторы обусловливают психологический взгляд на воздействие, представляющее собой в психологии целенаправленный перенос движения и информации от одного участника взаимодействия к другому (ПС, 1990). Исследование воздействия на сознание коммуникантов связано с установлением его вербальных и невербальных механизмов: «лингвистики лжи» (Вайнрих, 1987), лингвистической, или языковой, демагогии (Шмелев, 1996; Николева, 1988), речевых манипуляций (Баранов, Караулов, 1994; Сентенберг, Карасик, 1993; Китайгородская, Розанова 1995, Доценко, 2000), речевого планирования, контроля (Fowler, Hodge, Kress, Trew, 1979). Это позволяет адресанту ставить цели коммуникации и достигать их наиболее оптимальным способом.

Отнесенность речи к сквозным, или интегральным психическим процессам (по Веккеру) позволяет говорить о том, что по речевым проявлениям можно судить о целом ряде личностных (индивидуально-психологических) особенностей. Этот факт сегодня активно используется в судебно-психологической практике, где все более распространенной становится психолингвистическая судебная экспертиза.

Необходимость использования психологических знаний в судебной экспертизе возникла еще в начале ХХ века, когда встал вопрос о степени адекватности дачи информации исходя из психофизиологических и сенсорных возможностей человека. Сегодня в эпоху информационно-технических технологий проблема адекватности и достоверности информации особенно актуальна.

Специфика психолингвистической судебной экспертизы заключается в ее комплексности, в направленности ее лингвистических и психологических результатов на повышение объективности и всесторонности решения юридически значимой проблемы, следовательно, и в большей доказательности.

Психолингвистическая экспертиза назначается для исследования устной и письменной речи (мимических, пантомимических, вокалографических, графических и других признаков), помогает установить личностные качества, психические состояния и процессы, проявившиеся в речи, а также особенности авторства письменного документа.

Для установления авторства письменных документов назначается криминалистическая (почерковедческая) судебная экспертиза, выявляющая признаки, особенности и детали, характерные для письма конкретного лица. Другие параметры, относящиеся к содержанию текста документов, как письменных, так и устных (логика, характер, содержание, предмет, цель, тема и идея изложения, коммуникативные интенции и реакции, степень участия и пр.), анализирует психолингвистическая экспертиза. В отличие от экспертов-почерковедов, которые устанавливают идентичность почерков изготовителя исследуемого документа и подозреваемого, обвиняемого и т.д., эксперты-психолингвисты могут установить истинного автора письменного (рукописного, печатного), а также устного документа (видео-, аудиозаписи), эмоциональное состояние автора, его личностные и другие особенности.

В нашей психолингвистической судебно-экспертной практике основным предметом анализа становятся лингвистические и пара-лингвистические параметры продуктов устной или письменной речи, которые позволяют ответить на ряд вопросов следствия и суда.

Например,

- Каковы основные темы разговоров коммуникантов?

- Что является предметом и целью разговоров коммуникантов?

- Какова степень участия коммуникантов в разговоре?

- Имеются ли у какого-либо участника разговора побуждения к совершению какого-либо действия (бездействия) по отношению к другому участнику разговора?

- Учитывая содержание разговоров коммуникантов, имеются ли психолого-лин-гвистические признаки скрываемых обстоятельств, если да, то какие именно?

- Могли ли коммуниканты своим участием в разговоре повлиять на его исход? Какие психологические и лингвистические средства для этого используются?

В психолингвистической экспертизе выявляются следующие характеристики устной и письменной речи, значимые для следственно-судебной практики:

1) звуковые (для устной речи);

2) семантико-грамматические (характер фраз, выбор слов и конструкций, мера выразительности, правильности, организованности текста и др.);

3) категориальные (пол, возраст, социальный статус, профессия, территориальность, национальность и др.);

4) прагматические (цель, интенция, реакция и др.)

5) патологические (признаки психических заболеваний и болезненных состояний психики):

а) непрерывная речь, т.е. невозможность остановить говорящего (логорея);

6) персеверация, т.е. невозможность отойти от рассказываемого, повторение одного и того же (расстройство ассоциативного процесса);

в) разорванность, бессвязность речи, т.е. ее нарушение, отсутствие смысла, грамматических связей, наличие неологизмов, деформированных слов, обстоятельность, вязкость, резонерство, мудрствование (расстройство мышления);

г) употребление одних терминов вместо других (Корсаковский психоз);

д) замедленность, неясность, вязкость, витиеватость, уменьшительные формы (эпилепсия);

е) резонерство и обстоятельность, замена конкретных понятий абстрактными и наоборот (шизофрения);

ж) скачки идей, отвлекаемость, «телеграфный» стиль (маниакально-депрессивный психоз).

Указанные патологические особенности речи свидетельствуют не только о расстройстве определенной сферы психической деятельности обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, но могут указывать на недуг, которым страдает человек.

Итак, из вышесказанного видно, что в настоящее время психолингвистическая экспертиза - активно разрабатываемое направление в юридической психологии и юридической лингвистике (юрислингвистике). Психолингвистическая судебная экспертиза для комплексного исследования устных и письменных речевых особенностей человека, проводится, как правило, с учетом данных судебно-медицинской, психиатрической, почерковедческой и др. экспертиз. Поручать ее производство можно лингвистам и психологам, психолингвистам. Актуальной становится проблема подготовки психолингвистов и переподготовки лингвистов и психологов к психолингвистической экспертной деятельности.

Литература:

1. Fowler R., Hodge R., Kress G., Trew T. Language and Control. - L. etc.: Routledge a. Kegan Paul, 1979. - 224 p.

2. Аристотель. Топика // Сочинения: В 4 т. Т. 2. - М., 1978б. - С. 349-533.

3. Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Словарь русских политических метафор. - М.: Помовский и партнеры, 1994. - 330 с.

4. Блакар Р. М. Язык как инструмент социальной власти // Язык и моделирование социального взаимодействия. - М.: Прогресс, 1987. - С. 88-125.

5. Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. - М.: Прогресс, 1987. - С. 44-88.

6. Дмитриев А.В., Латынов В.В., Хлопьев А.Т. Неформальная политическая коммуникация. - М.: РОССПЭН, 1997. - 197 с.
7. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. - М.: ЧеРо; Изд-во Моск. ун-та, 1996. - 340 с.

8. Желтухина М.Р., Кисляков В.П., Лисо-венко Б.С. Психолингвистическая судебная экспертиза и проблема анализа речи // Мат-лы участ. «Ежегод. Всерос. науч.-практ. конф. пси-хологов-практиков», Москва 10-13 февр. 2005 г: Под ред Сукманюк А.Н. - М.: «АРГО ПЛЮС»,

2005. - 196 с. - С. 70-74. 18.01.2005. 500 экз.

9. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. - 2-е изд., стер.

- М.: Едиториал УРСС, 2002. - 284 с.

10. Карасик В.И. Язык социального статуса. - М.: ИТДГК «Гнозис», 2002б. - 333 с.

11. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. - Волгоград: Перемена, 2002а. - 477 с.

12. Китайгородская М.В., Розанова Н.Н. «Свое» - «Чужое» в коммуникативном пространстве митинга // Русистика сегодня. - М., 1995. - №1. - С. 93-116.

13. Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г Панкрац, Л.Г Лузина. - М.: Изд-во МГУ, 1996.

14. Купина Н.А. Тоталитарный язык: Словарь и речевые реализации. - Екатеринбург-Пермь: ЗУУНЦ, 1995. - 143 с.

15. Николева Т.Н. Лингвистическая демагогия // Прагматика и проблемы интенсиональности / Ин-т языкоз. АН СССР. - М., 1988.

- С. 154-165.

16. Николева Т.Н. Лингвистическая демагогия // Прагматика и проблемы интенсиональности / Ин-т языков. АН СССР. - М., 1988.

- С. 154-165.

17. Падучева Е.В. Семантические исследования. - М.: Шк. «Яз. рус. культуры», 1996.

- 464 с.

18. Падучева Е.В. Тема языковой коммуникации в сказках Кэролла // Семиотика и информатика. - М., 1982. - Вып. 18. - С. 76-119.

19. Поварнин С. Спор. О теории и практике спора // Вопросы философии. - 1990.

- №3. - С. 60-137.

20. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г Ярошевского. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Политиздат, 1990. -494 с. (ПС)

21. Сентенберг И.В., Карасик В.И. Псевдоаргументация: некоторые виды речевых манипуляций // Речевое общение и аргументация. - СПб., 1993. - С. 30-38.

22. Трошина Н.Н. Стилистические параметры текстов массовой коммуникации и реализация коммуникативной стратегии субъекта речевого воздействия // Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации.

- М.: Наука, 1990. - С. 62-68.

23. Чейф УЛ. Память и вербализация прошлого опыта // Новое в зарубежной лингвистике. - М.: Прогресс, 1983. - Вып. 12. - С. 35-73.

24. Шмелев А.Д. Апелляция к реальности как демагогический прием // Московский лингвистический журнал. - М., 1996. - Т.2.

- С.405-416.

25. Аристотель. Риторика // Античные риторики. - М., 1978а. - С. 3-164.

 

 

 

 

 
 
 
Контакты Карта сайта
© 2013 НП Южный экспертный центр
Волгоград, ул. Мира, 13.
(8442) 385857